Сложности исторического описания

Этот порядок будет существовать, пока восходят Луна, Солнце и звезды.
Если кто похитит Землю, на шестьдесят тысяч лет обратится в земляного червя.

Из эпиграфики государства Виджаянагар (XIV-XVII ее.)

Есть сферы, в которых мы хорошо информированы. Так, санскритские тексты, посвященные дхарме, детально, вплоть до мельчайших подробностей, излагают идеологию общества. В богатейшей литературе, накопленной за два тысячелетия, индийцы без устали описывали и обсуждали социальную жизнь и всю систему политических, идеологических и интеллектуальных взглядов. Естественно, все это является частью их представлений и нуждается в переводе и интерпретации, так как и в этом случае описания лишь относительно правдивы.

Кроме того, по различным причинам в Индию хлынули путешественники. Они собрали ценные письменные свидетельства реальной Индии. Это были и рассказы греческих посланников (Мегасфен около 300 г. до н.э.), китайских паломников-буддистов, среди которых находился и Сюань-Цзан, а также мусульманских путешественников (в частности, среднеазиатского ученого Бируни (973– 1048 гг.) и Ибн Батуты, приблизительно 1340 г.), и первых европейцев. Их оказалось одновременно и много, и мало относительно пространства и времени. Мы имеем возможность пользоваться бесчисленными рассказами наблюдателей, которые во времена могольских завоеваний и колонизации освещали ситуацию предшествующих периодов. Врачи-искатели приключений, как, например Ф. Бернье (1620–1688 гг.) или венецианец Н, Ма-нуччи, описали часть Индии, находившуюся под владычеством Моголов. Материальная жизнь крестьянства претерпела мало изменений: благодаря игрушкам и моделям, найденным в захоронениях, мы можем реконструировать повозки, которые бороздили улицы Мохенджо-Даро приблизительно в 2000 году до нашей эры; большей частью они сделаны из глины, некоторые – из меди и бронзы, со сплошными колесами и одиночным дышлом. Следы таких повозок и сегодня можно заметить на дорогах. Итак, спустя сорок пять столетий крестьяне Синда пользуются теми же средствами передвижения, тягловой силой для которых по-прежнему служат быки. Их изображение мы видим на античных печатях. Таким образом, материальная жизнь деревни мало изменилась. Однако использование рассказов XV века для понимания реалий V столетия под предлогом, что жизнь меняется постепенно, может породить иллюзии.

india08

Колодец в Мохенджо-Даро

Итак, мы имеем в своем распоряжении:

  • уникальные документы относительно ментальности, литературы, жизненных представлений, общественной идеологии, философии и религии. Ясно, что хотя их содержание относится к древним эпохам, варианты, на которые мы опираемся в их изучении, недавнего происхождения. Бесполезно искать рукопись V столетия нашей эры или даже X (тем более предшествующих периодов): документов той эпохи просто не существует, за исключением тех, что могли находиться за пределами Индии, при условии их правильного хранения (и в этих случаях идет речь исключительно о буддистских текстах). Таким образом, существует вероятность того, что их первоначальное содержание, передаваемое из уст в уста, а затем переписываемое из рукописи в рукопись, могло претерпеть (а иногда мы в этом уверены) изменения. Исключением является эпиграфия; до нас дошло большое количество хорошо сохранившихся надписей, начиная с V века нашей эры (к сожалению, их нелегко соотнести с историческими событиями). От предшествующего периода мы располагаем меньшим количеством эпиграфов, но имеющих для нас большое значение. Самые древние из них высечены на камнях и колонах царя Ашоки (III в. до н.э.), так он распространял свое целомудренное учение;
  • памятники культуры, дошедшие до нас в приемлемом состоянии. К сожалению, они очень разрозненны. Мы располагаем огромным количеством каменных монументов, то есть храмов (после VI в.), а также статуй (каменных или чаще бронзовых). И гораздо меньше, если они вообще сохранились, имеется памятников гражданской архитектуры; огромные дворцы древних царей полностью исчезли. Не сохранилось также древних поселений, возводимых чаще всего из дерева и глины. В Индии не осталось ничего, что было бы сравнимо с Помпеями или Эфесом. Исключение составляют города индской цивилизации, но они ничего не сообщают нам о цивилизации классической Индии;
  • отдельные очень неполные и трудно интерпретируемые документы, касающиеся конкретных явлений, например, экономической жизни, условий жизни царей и народа. Совсем недавно возник интерес к материальной жизни, к истории техники, произведенной или привнесенной в Индию, степени ее специализации. Это связано с тем, что материальная деятельность вменялась в обязанность шудрам, то есть самой многочисленной, но наименее достойной части населения, лишенной всяческих прав. Итак, знания, начиная с «Вед» и заканчивая различными тантрами, ограничивались религиозными, философскими и лингвистическими рамками. Медицина и науки, к ней приравненные (ботаника, алхимия и т.д.), составляют исключение.

Что касается точных наук, таких, как математика, их изучение только началось.

В целом, относительно классической индийской цивилизации можно заметить, что намного легче воздать богу, чем Цезарю.

Удивительные люди