Начало правления Авленурангзеба

Победитель при Дхармате, Самугархе, Деораи и Хаджве официально занял престол в июне 1659 года и принял имя «Аламгир». Его правление подразделяется на два периода почти равной продолжительности. Первый период <1658 – 1681 гг.) прошел в Северной Индии, второй (1682 – 1707 гг.) – в Декане. В первый период правления внимание Аурангзеба в основном было привлечено к северу, где происходили наиболее важные события. Пограничные области на северо-западе и северо-востоке, а также Раджпутана были объектами военных устремлений Моголов. На юге в этот период Шиваджи создавал государство маратхов, выступая против власти Моголов, хотя формально он был провозглашен независимым правителем лишь с 1674 года. В течение этого периода он не давал Моголам покоя на юге. Во второй период правления Аурангзеба Северная Индия отошла на второй план, и падишах со своим двором, воинами и лучшими военачальниками жил на юге, где происходили важнейшие события.

Северо-восточная граница. Мир Джумла был назначен наместником Бенгалии, получив приказ «наказать непослушных заминдаров этой провинции, особенно заминдаров Ассама и Магха (Аракана)». Граница могольских владений в 1612 году была отодвинута до Гоалпары и Камрупа в западном Ассаме, причем в Гаухати был назначен могольский фрудждар, но ахомцы нарушали эту границу, и раджа Куч-Бихара также не подчинялся могольской власти. Выступив в 1661 году из Дакки, Мир Джумла присоединил Куч-Бихар и вторгся в Ассам. В марте 1662 года могольская армия достигла Гархгаона, ахомскои столицы, захватив там огромную добычу. Ахомский правитель Джая-дхвадж Сингх был обращен в бегство, и могольский флот полностью уничтожил флот ахомцев.

Однако наступление сезона дождей позволило ахомцам напасть на изолированные передовые посты Моголов. Прекратилось снабжение могольской армии: связь между ней и флотом была нарушена ахомцами, и в могольских лагерях вспыхнула эпидемия. Когда сезон дождей кончился, Мир Джумла возобновил наступление. Ему удалось привлечь на свою сторону некоторых военачальников ахомского правителя, однако он серьезно заболел, и могольская армия почти полностью вышла из подчинения. Был заключен договор на благоприятных, с формальной точки зрения, условиях. Ахомский правитель согласился уплатить большую военную контрибуцию и вносить ежегодную дань, а также отдать несколько округов. Мир Джумла умер на пути в Дакку в марте 1663 года. Моголы вскоре потеряли округа, полученные от ахомского правителя, и спустя четыре года после смерти Мир Джумлы даже Гаухати был вырван из их рук. Между ахомцами и Моголами начались военные столкновения, опустошавшие страну и затянувшиеся на долгое время, но не принесшие Моголам успеха. Все же правителя Куч-Бихара, восстановившего свои владения, вынудили уступить Рангпур и западный Камруп.

Шаиста-хан, преемник Мир Джумлы на посту наместника Беигалии, в 1666 году завоевал Чатгаон (Читтагонг), который принадлежал правителю Аракана. Араканцы были разбиты в морских сражениях, и в Чатгаон был назначен могольский фоудокдар. Шаиста-хан захватил также остров Сандвип в Бенгальском заливе.

Северо-западная граница. Патаны, населявшие деревни на пути из Индии в Афганистан, а также окрестные горы, считались подданными Моголов, но всегда готовы были воспользоваться слабостью наместника или войной и взбунтоваться. Моголы фактически признавали право этих горцев – афридиев, юсуфзаев, хаттаков и других – взимать своего" рода дань с караванов, проходивших по пути из Индии в Кабул, но, несмотря на это, племена часто восставали.

В 1667 году неожиданно восстали юсуфзаи. Они хлынули вниз, в долину, опустошили Чач и прервали связь между Дели и Кабулом, а также между Кабулом и Кашмиром. Однако могольскому военачальнику Мухаммед Амин-хану удалось разбить их в нескольких столкновениях и подавить восстание. В 1671 году Джасвант Сингх, князь Джодхпура, был назначен начальником важного передового поста в Джамруде.

В 1672 году произошло восстание афридиев и хаттаков. Вождь афридиев Акмал-хан разбил Мухаммед Амин-хана, правителя Кабула, в битве при Али-Масджиде. Мухаммед Амин-хан бежал в Пешавер, но 10 тысяч могольских воинов были убиты и 20 тысяч захвачены в плен, причем афридии захватили огромную добычу. Вести об этой победе разошлись далеко. Племя хаттаков, возглавляемое вождем поэтом Хушал-ханом, присоединилось к афридиям, и вскоре это движение превратилось в общее восстание патанов против Моголов. Шуджаат-хан был послан падишахом на подавление восстания. Джасвант Сингх должен был помогать ему. Шуджаат-хан – человек низкого происхождения, достигший высокого положения благодаря милости падишаха, – пренебрег советами Джасвант Сингха и был убит у перевала Карапа. В июне 1674 года Аурангзеб сам прибыл в Хасан-Абдалу, чтобы восстановить престиж империи, и оставался там более года, руководя всеми делами. В это время моголь-екая дипломатия стала столь же активной, как и могольские войска. Несмотря на отдельные неудачи, к концу 1675 года положение улучшилось и падишах возвратился в Дели. В лице Амир-хана Аурангзеб нашел очень способного наместника и ловкого дипломата, который усмирил афганских вождей, сумев натравить одно племя на другое и разрушить союз, сложившийся под руководством Акмала; он щедро разда ал взятки и держал перевалы открытыми для движения. Но Хушал-хан Хаттакский, воин, поэт и патриот, высоко держал знамя патанской свободы до тех пор, пока его собственный сын не предал его, после чего он был заточен в крепость Гвалиор.

Афганская война имела серьезные последствия для политики Аурангзеба.. Она подорвала финансовую основу империи. Ее политические результаты были еще более тяжелыми. Она «сделала невозможным использование афганцев в последовавшей затем войне с раджпутами. Более того, она облегчила положение Шиваджи, поскольку отвлекла из Декана на северо-западную границу лучшие могольские войска». Таким образом, афганцы косвенно способствовали успеху раджпутов и маратхов.

Религиозная политика. Аурангзеб полностью изменил характер моголь-ского государства. Он хотел превратить его в ортодоксальное государство суннитов, хотя огромное большинство населения страны составляли индусы. Он намеренно проводил политику, направленную на превращение дар-ул-харб (немусульманской страны) в дар-ул-ислам (страну ислама). Административные мероприятия, связанные с пвоведением этой политики, не могли не отвратить от него индусов по всей Индии. В 1665 году был издан указ, согласно которому торговцы-мусульмане должны были облагаться пошлинами в размере 2,5 процентов, торговцы индусы – 5 процентов.

В 1667 году пошлина, которую должны были платить мусульмане, была отменена, а закон об уплате пошлины индусами продолжал действовать. В 1669 году Аурангзеб приказал всем наместникам провинций «разрушить все школы и храмы неверных». В 1671 году был издан указ о том, что писцы и прочие служащие административного аппарата должны быть мусульманами. Однако в дальнейшем было обнаружено, что вести управление без помощи индусов невозможно; последовал приказ, чтобы половину пешкаров [писцов налогового ведомства. – Ред. ] составляли мусульмане, а другую половину – индусы. В апреле 1679 года отмененная Акбаром джизия снова была введена во всей империи, «для того чтобы распространить ислам и покончить с неверными». Поступления от этого налога были очень велики. В провинции Гуджарат он давал 5 миллионов рупий ежегодно. В 1695 году всем индусам, за исключением раджпутов, было запрещено передвигаться в паланкинах, ездить на слонах и чистокровных лошадях, а также носить оружие.

Религиозная ортодоксальность редко бывает совместима с мудрым управлением государством. Введение джизии Аурангзебом имело более разрушительные последствия для Могольского государства, чем отмена Нантского эдикта для монархии Людовика XIV. Протест Шиваджи против джизии был выражен в убедительном и вдохновенном послании. Протест Раджи Сингха привел к образованию антимогольской коалиции ратхоров и гухилотов. Джизия была отменена Фаррух Сияром в 1713 году, но в 1717 году снова была введена. Взимание этого налога не проводилось, однако, в правление Мухаммед-шаха, который считал нецелесообразным оскорблять своих сторонников индусов. Таким образом, этот период нетерпимости длился недолго после смерти Ауранг-зеба, с именем которого он обычно связывается. Но сопротивление джатов, бунделов, маратхов, раджпутов и сикхов не могло бы быть столь сильным – и в некоторых случаях они оказали бы поддержку, а не сопротивление, – если <5ы не отказ от политики, которая благодаря Акбару стала традиционной политикой Могольского государства.

Индусы были не единственными жертвами правоверности Аурангзеба. Шиитов отталкивала его суннитская нетерпимость, секты бохра и ходжи подвергались преследованиям. Они не смогли, однако, оказать организованного сопротивления, как это сделали джаты, бунделы, маратхи, раджпуты и сикхи.

Восстания индусов. В 1669 году джаты Матхуры подняли восстание под руководством заминдара по имени Гокла и убили могольского фоудждара. Это восстание было жестоко подавлено. Гокла был казнен, а его семья обращена в ислам. Джаты снова восстали в 1686 году под предводительством раджи Рамы, который потерпел поражение; несколько лет спустя он был убит. После этого у джатов появился более способный руководитель по имени Чураман, который после смерти Аурангзеба сумел поднять мощное восстание.

Указ Аурангзеба о разрушении храмов вызвал восстание бунделов. Бунделы были раджпутским кланом, они жили в местности, которая получила от них свое название – Бунделкхаид. Вир Сингх Бундела восстал против Акбара к концу его царствования. Чампат Рай поднялся против Аурангзеба в ранние годы его правления; чтобы избежать возмездия, Чампат Рай покончил жизнь самоубийством. Его сын Чхатрасал поступил на службу к Моголам и служил под началом Джай Сингха в Декане, где героическая борьба Шиваджи за свободу и веру произвела на него глубокое впечатление. В 1671 году он возглавил недовольное индусское население Бунделкханда. Сопротивление бунделов Могольским властям стало характерной чертой истории Бунделкханда на протяжении полувека, после чего бунделы и маратхи стали союзниками. Чхатрасан умер в 1731 году, создав независимое княжество в Мальве.

В 1762 году восстали сатнами – миролюбивая индусская секта, приверженцы которой жили на территории современной Патиалы и княжеств Аль-вара. Крупные могольские силы легко подавили восстание сатнами.

Тегх Бахадур, девятый сикхский гуру, в 1675 году был казнен по приказу падишаха. Гуру Гобинд Сингх, сын и преемник Тегх Бахадура, создал воинственную хальсу, зажигая в сердцах своих учеников горячее стремление к освобождению от власти Моголов. Репрессии и месть за них составляют характерную черту истории сикхов.

Война в Раджпутане (1679 – 1708 гг.). Махараджа Джасвант Сингх – правитель Марвара – умер в Джамруде в декабре 1678 года. Аурангзеб решил захватить его владения, хотя в феврале 1679 года, уже после смерти Джасван-та, у двух его вдов в Лахоре родились два сына. Могольские войска вошли в Марвар, и поскольку государство не имело главы, его присоединению к Могол ьской империи не могло быть оказано организованного сопротивления. Индра Сингх Ратхор из Нагора, внучатый племянник Джасвант Сингха, был признан зависимым раджой Джодхпура, причем могольские чиновники и могольские войска оставались хозяевами страны.

Марвар – это пустынная страна, но через нее пролегал главный торговый путь из столицы империи в богатый город Ахмедабад и оживленный портКам-бей. Обладание Марваром давало возможность вбить клин между двумя половинами Раджпутаны и угрожать с фланга правителю Мевара. Если бы удалось превратить Марвар в зависимое государство и усмирить его, то сопротивление индусов политике преследований, которую Аурангзеб намеревался отныне проводить, было бы ослаблено.

Выжил только один из двух сыновей Джасвант Сингха, родившихся после его смерти. Его имя было Аджит Сингх. Он был доставлен в Дели, где за него ходатайствовали перед падишахом, который, однако, приказал, чтобы мальчика воспитывали в могольском гареме и, когда он вырастет, обеспечили бы ему высокое положение среди могол ьской знати. Оказавшись перед угрозой уничтожения, ратхорские феодалы нашли себе вождя в лице Дургадаса. Дургадас, возглавив борьбу ратхоров против притеснений со стороны Моголов, казалось, взялся за безнадежное дело, однако он сумел достичь успеха. Падишах послал большую армию для того, чтобы захватить Аджит Сингха и вдов Джасвант Сингха. Ратхоры оказали отчаянное сопротивление, и, воспользовавшись замешательством, Дургадас ускользнул вместе с Аджитом и обеими рани, переодетыми в мужское платье. Пока ратхоры в Дели продолжали сражаться, Дургадас быстро уходил от моголов. Другой небольшой отряд ратхоров вел ожесточенные арьергардные бои. Измученные моголы оставили преследование, и Дургадас с Аджит Сингхом достигли Джодхпура (июль 1679 года).

Тогда Аурангзеб объявил сына одного молочника Аджит Сингхом, низложил Индру Сингха и решил снова завоевать Марвар. Он сам прибыл в Аджмир и послал вперед своего сына Мухаммеда Акбара с могольской армией. Ратхоры после решительного сражения, в котором они потерпели поражение, стали вести партизанскую войну, скрываясь в горах и в пустыне и совершая оттуда набеги. Весь Марвар был занят Моголами и поставлен под управление фоудждаров, посланных в стратегически важные пункты. «Религиозные эмблемы были попраны ногами, храмы разрушены, и на их местах воздвигнуты мечети».

2 апреля 1679 года джизия, отмененная Акбаром, была вновь введена. От Радж Сингха, князя Мевары, потребовали осуществить сбор джизии. Он, понятно, был оскорблен этим. Мать Аджит Сингха происходила из правящей династии Мевара. Она обратилась к махаране Радж Сингху с просьбой о помощи против Моголов. Радж Сингх стал готовиться к войне. Но падишах предупредил его выступление и вторгся в Мевар. Махавана покинул долину и даже свою столицу Удайпур и отступил со всеми своими людьми в горы.

Моголы заняли Удайпур и Читор, где было разрушено более 200 храмов. Но армии Моголов в Меваре и Марваре были отрезаны друг от друга хребтом Ара-валли, гребень которого был в руках у махараны. Радж Сингх спускался по своему усмотрению то на восток, то на запад и нападал на моголов. Сын Ауранг-зеба Акбар не раз терпел поражение в результате таких неожиданных нападений. Могольская армия пришла в замешательство и фактически бездействовала. Разгневанный падишах отослал Акбара в Mapвар и назначил командовать войсками в Меваре другого своего сына – Азама. Ратхоры беспокоили падишаха не меньше, чем племена Удайпура.

В это время Акбар присоединился к восставшим раджпутам; он оповестил о низложении своего отца и в январе 1681 года объявил себя падишахом. Эта измена Акбара была результатом дипломатии махараны Радж Сингха. Носам махарана умер в октябре 1680 года. Его преемник Джай Сингх в течение некоторого времени бездействовал, и это было причиной задержки в обнародовании решения Акбара. Тем не менее в январе 1681 года Акбар начал свой поход на Аджмир, где в это время находился падишах. Если бы он совершил быстрый марш, ему, возможно, удалось бы осуществить свои честолюбивые намерения. Но он колебался и задерживался по дороге, а за это время силы падишаха более чем удвоились. Тахаввар-хан, являвшийся правой рукой Акбара, был убит. После этого Дургадасу было подброшено письмо, сфабрикованное Аурангзебом, в котором Акбара восхваляли за то, что он намеренно вел ничего не подозревающих раджпутов на верную смерть. Раджпуты заподозрили измену со стороны Акбара и ускакали прочь. Объединение, таким образом, распалось, и Акбар должен был бежать, спасая свою жизнь. Дурга-дас, обнаружив обман, взял Акбара под свою защиту и проводил его под охраной ко двору мгратхского правителя Самбхуджи, преемника Шиваджи. Воспользовавшись тем, что могольский план ведения войны был расстроен в результате восстания Акбара, войска Джай Сингха опустошили Гуджарат и Мальву. Но силы махараны уже иссякли. В июне 1681 года он заключил мир, отдав три паргана взамен уплаты джизии. Моголы увели свои войска из Мевара, и положение раны было восстановлено.

Однако борьба с Марваром продолжалась, причем ратхоры предвосхитили тот метод ведения войны, который в дальнейшем применили маратхи: тактику постоянной угрозы, изнуряющей противника. Эта война продолжалась непрерывно до тех пор, пока спустя год после смерти Аурангзеба Бахадур-шах ие признал Аджит Сингха правителем Марвара. Дж. Н. Саркар отмечает: «Проявив максимум политического недомыслия, Аурангзеб своими неоправданными действиями вызвал восстание в Раджпутане в то время, когда афганцы на границе еще не были усмирены. Поскольку два ведущих раджпутских клана открыто стали его врагами, могольская армия лишилась возможности пополнять свои ряды из раджпутов, ранее являвшихся ее лучшими и наиболее преданными воинами. Волнения охватили не только Марвар и Мевар. Они распространились также среди кланов хада и гаур, которые сочувствовали восставшим. Возникшие таким образом беспорядки распространились и на Мальву, что поставило под угрозу жизненно важную для Моголов дорогу через Мальву в Декан».