Мир Джафар и Мир Касим

Мир Джафар (1757 – 1760 гг.). Теперь Ост-Индская компания могла сажать навабов на престол и свергать их по своему усмотрению. С этого времени начинается период навабов-марионеток. Если подходить к результатам битвы при Плесси с юридической точки зрения, то англичане лишь восстановили положение, существовавшее до захвата Калькутты Сирадж-уд-доулой. Кроме того, Мир Джафар предоставил им в заминдарство «24 паргана»; впрочем, его несчастный предшественник также согласился на это в договоре, заключенном в феврале 1757 года. Англичане получили возмещение за понесенные убытки. При этом, однако, в договоре от 15 июля 1757 года имелись две статьи, которые означали установление политического и военного господства англичан: «Враги англичан – это мои враги, будь то индийцы или европейцы», «Когда бы я ни обратился за помощью к англичанам, я буду нести расходы по содержанию их войск». Этими статьями Мир Джафар отдал себя иа милость компании.

Нападение могольского принца Али Гаухарт, известного позднее под именем Шах Алама II, угроза со стороны маратхов, значительные финансовые трудности и задержка в выплате жалованья армии – все это делало слабого и нерешительного наваба еще более зависимым от англичан. Трудности, которые испытывал Мир Джафар, объяснялись прежде всего тем, что ему с самого начала пришлось иметь дело с тяжелыми финансовыми обязательствами. Он согласился уплатить компенсацию в размере 17,7 миллионов рупий тем, кто пострадал при осаде Калькутты. Общая сумма даров и подношений английской армии, военному флоту и официальным лицам оценивалась в 1,25 миллиона фунтов стерлингов, причем личная доля Клайва составляла 234 тысячи фунтов стерлингов. Но это были лишь те дары, получение которых было доказано или признано. В дополнение к этому Клайв получил в 1759 году право на сбор в свою пользу налогов с «24 парган», которые раньше компания в качестве заминдара должна была платить навабу. Читая о критическом финансовом положении Мир Джафара, можно удивляться заявлению Клайва, сделанному им позднее в Англии: «Подумайте, в какое положение поставила меня победа при Плесси. Крупнейший князь зависел от моей милости. Богатый город, более богатый и населенный, чем Лондон, лежал у моих ног, его богатейшие банкиры дрались друг с другом, поднося мне дары, чтобы заслужить мою улыбку. Я прошел по подвалам, открытым только для меня, полным золота и драгоценностей. Господин председатель, до сих пор я поражаюсь собственной скромности!»

Переворот 1757 года и способ, которым он был произведен, подорвали основы государства. Однако Клайву, который возглавлял совет в Калькутте, удалось, пока он оставался в Бенгалии, осуществлять надзор за действиями наваба и сохранять его государство. В 1759 году Клайв помог Мир Джафару изгнать Али Гаухара, вторгшегося в Бихар. Мир Джафар, которого значительно стеснял британский протекторат, тайно вел переговоры с голландцами, которым также не по душе было возвышение англичан в Бенгалии. Но голландские суда были захвачены флотом Ост-Индской компании, и полковник Форд, прибывший из Северных Сиркаров, был послан Клайвом против сухопутных войск голландцев, которые и были разбиты при Бидерре в ноябре 1759 года. Мир Джафару не удалось «заменить иноземного хозяина иноземным союзником». Голландцы уплатили английской Ост-Индской компании миллион рупий в порядке возмещения причиненного ими ущерба. Клайв руководил делами Ост-Индской компании в Бенгалии с декабря 1756 года по февраль 1760 года, когда он оставил пост губер натора президентства Форт Уильям в Бенгалии и отбыл в Англию. Преемники Клайва – Холуэлл (февраль – июль 1760 г.) и Ванситарт (июль 1760 г. – 1764 г.) – были не в состоянии поддерживать установившийся порядок. Компания как господствующая военная сила контролировала и поддерживала государство наваба, но наваб, узурпатор, посаженный на трон англичанами, не мог выплатить компании обещанных сумм. Али Гаухар, считавшийся в это время могольским падишахом, поскольку его отец был убит в ноябре 1759 года, все еще оставался в Бихаре. Однако его изгнали из Бихара, а заминдары, которые оказали ему поддержку, были наказаны. Миран, сын Мир Джафара, которого последний назначил своим преемником, был убит молнией. В связи с этим возник вопрос о престолонаследии, и Ванситарт, следуя политике, предложенной Холуэллом, решил в 1760 году низложить Мир Джафара и посадить на престол его зятя Мир Касима. Низложение Мир Джафара совершилось спокойно, он удалился из Муршидабада в Калькутту.

Мир Касим (1760 – 1763 гг.). С Мир Касимом был заключен новый договор, по которому он должен был преподнести «подарки», что представляет это дело в неприглядном свете. Было постановлено, что «европейцы и телугу из армии англичан будут готовы содействовать навабу Мир Мухаммед Касим-хану Бахадуру в ведении всех его дел» и что «для покрытия всех расходов компании и указанной армии и для снабжения боеприпасами и т. п. компания получит право на сбор налогов в свою пользу с земель Бурдвана, Миднапура и Читтагонга... и будет нести все убытки и получит все доходы от этих трех местностей».

Мир Касим был сильным правителем. В течение короткого времени он сумел уплатить крупную сумму своим английским кредиторам, и калькуттская администрация смогла отправить 250 тысяч рупий в Мадрас, что позволило англичанам успешно завершить осаду Пондишери. Майору Карнаку удалось нанести поражение номинальному могольскому правителю Шах Аламу II на берегах реки Сон. Мир Касим провозгласил его падишахом Бенгалии после его отъезда из этой провинции. В течение некоторого времени он опасался, что падишах-изгнанник может пожаловать Бенгалию англичанам. Он усилил налоговый аппарат и проявил такое большое искусство в ведении налоговых дел, что никто не мог избежать обложения. Говорят, что в течение двух лет он собрал налоги, сумма которых вдвое превышала прежние налоговые поступления страны.

С самого начала большинство членов Калькуттского совета, далекие от всякого чувства справедливости, относилось к Мир Касиму с подозрением и враждебностью. Нисколько не сочувствуя индийцам, они заботились только о своих доходах. При Мир Джафаре злоупотребления англичан в области частной торговли зашли очень далеко и ускорили возникновение войны между Калькуттским советом и Мир Касимом. Согласно падишахским фирманам, компания освобождалась от уплаты транзитных пошлин на товары, провозимые через Бенгалию. Служащие компании, которые получали до смешного низкое жалованье, пользовались правом частной торговли внутри страны, в то время как сама компания не имела к внутренней торговле никакого отношения. Они претендовали на то, чтобы освобождение от уплаты транзитных пошлин распространялось также и на частную внутреннюю торговлю, эти претензии были, конечно, нелепыми. Как сказал Ванситарт, «могольский правитель никогда не мог стремиться к тому, чтобы частные иностранные купцы имели лучшие условия для торговли, чем частные индийские купцы». После битвы при Плесси Мир Джафар повелел не взимать пошлины с тех товаров, на перевозку которых глава английской фактории выдаст пропуск (дастак). После битвы при Плесси мощь англичан внушала населению ужас; злоупотребления в области торговли возросли. Привилегиями настолько грубо злоупотребляли, что Мир Касим счел необходимым попытаться положить этому конец. Эти дастаки не только употреблялись для беспошлинного провоза товаров, принадлежавших служащим компании, но они продавались также индийским купцам. Уоррен Гастингс отмечал в 1762 году, что такая система «не могла означать ничего хорошего ни для доходов наваба, ни для спокойствия страны, ни для чести нашей нации». Наваб дал весьма разумные предложения, которые он обсудил вместе с Ванситартом и Уорреном Гастингсом, и между ними было достигнуто соглашение. Однако Калькуттский совет не согласился с этими предложениями и отверг их. Разгневанный этим отказом, Мир Касим отменил все пошлины как для индийских, так и для европейских купцов. В Патне дела приняли критический оборот: Эллис, глава английской фактории, попытался захватить город, но был разбит, началась война (1763 г.).

Додуэлл говорит, что эта война была вызвана скорее стечением обстоятельств, нежели преднамеренными действиями. После всего того, что произошло вслед за битвой при Плесси, было бы нелепо ожидать мирных отношений между Ост-Индской компанией и иавабом Бенгалии. Конфликт стал неизбежным. Выходки Калькуттского совета и Эллиса в Патне не должны заслонять от нас неизбежного и без того провала системы Ванситарта. Мир Касим выплатил долг компании, выдал задержанное жалование своей армии, сократил издержки своего двора, ограничил власть заминдаров и установил действенную систему управления. Он переехал из Муршидабада в Монгхир и там организовал армию по европейскому образцу с помощью европейских авантюристов вроде эльзасца Рейнхардта, более известного под именем Самр у, и армянина Маркера.

Когда нападение Эллиса на Патну вызвало войну, майор Адаме с армией, которая насчитывала 1000 европейцев и 400 сипаев, выступил против армии Мир Касима, имевшей 15 – 20 тысяч человек. Но Мир Касим не обладал военными способностями, и его воины, руководимые авантюристами, которые заботились только о своих собственных интересах, были разбиты в ряде сражений – у реки Аджай, при Катве, Гхерии и при Удхуанале (1763 г.). Адаме подошел к Монгхиру, и Мир Касим бежал в Патну. Там он убил англичан, которые попали к нему в плен. Неудачи ожесточили его, и он убивал всех своих врагов, которые имели несчастье попасть в его руки. После этого он бежал в Ауд и склонил Шуджа-уд-доулу, наваба Ауда, бывшего вазиром номинального могольско го падишаха, а также самого Шах Алама II стать его союзниками. Было достигнуто соглашение об условиях сотрудничества. Карнак, который в это время командовал английской армией, не был энергичным человеком. Союзники подошли к Патне; но им не удалось взять город, и они должны были отступить. Майор Гектор Манро, который сменил Карнака, восстановив дисциплину в английской армии, перешел в наступление. Шуджа-уд-доула, который теперь сражался один, потерпел полное поражение в упорной битве при Буксаре (22 октября 1764 г.). Он бежал в страну рохиллов. Ауд был захвачен, Шах Алам присоединился к англичанам, а Мир Касим бежал; он умер в Дели в нищете (1777 г.).

Восстановление Мир Джафара (1763 – 1765 гг.). Между тем в июле 1763 года Мир Джафар был восстановлен на престоле. Он подписал новый договор, по которому соглашался ограничить число своих войск, иметь постоянного резидента при своем дурбаре и взимать только одну пошлину, а именно пошлину в размере 2,5 процента на торговлю англичан солью.

Он обещал уплатить англичанам три миллиона рупий в качестве возмещения расходов, связанных с войной, принести в дар английским войскам 2,5 миллиона рупий и еще половину этой суммы – британскому военному флоту и возместить убытки, понесенные частными лицами. Говоря словами Скрафтона, «наваб стал не более как банкиром для служащих компании, которые могли брать у него деньги, когда им хотелось и в любом количестве».

Мир Джафар умер в начале 1765 года, и его преемник Наджм-уд-доула должен был согласиться назначить себе дивана по рекомендации англичан, которого к тому же нельзя было сместить без их согласия. Он должен был иметь только такие войска, которые были необходимы «для поддержания его достоинства и для сбора налогов по всем провинциям». Таким образом, наваб был лишен всякой независимой военной силы, необходимой для поддержания его власти. Он превратился в подставное лицо, и все управление отныне было сосредоточено в руках английских ставленников. Члены Калькуттского совета по-прежнему получили большие подарки, сочетая продажу престола наваба (и всякий раз получая при этом крупную сумму) с установлением абсолютного военного господства англичан в Бенгалии. В других отношениях дела находились в состоянии полного беспорядка, когда в мае 1765 года в Калькутту во второй раз в качестве губернатора Бенгалии прибыл Клайв.