Эпоха невмешательства (1805 – 1813 гг.)

Второе генерал-губернаторство Корнуоллиса (1805 г.). Вслед за отозванием лорда Уэлзли на его место был назначен лорд Корнуоллис, так как администрация Ост-Индской компании в Англии считала, что убеленный сединами государственный деятель наилучшим образом обеспечит проведение политики невмешательства, на чем настаивали не только плохо информированные держатели акций компании, но также и правительство Бенгалии, переживавшее большие финансовые затруднения. Корнуоллису было 66 лет, когда он прибыл в Индию. Его первой задачей было умиротворить Синдхию и закончить затянувшуюся войну с Холькаром. Если он не мог изменить политику Уэлзли в отношении Майсура, Ауда, низама и пешвы, то он все же надеялся ликвидировать последствия войны между Синдхией и Холькаром. Первого можно было умиротворить, возвратив ему Гвалиор, Гохад и всю территорию к западу от Джамны, за исключением Агры. Корнуоллис не поколебался бы возвратить Синдхии город Дели и перевести Шах Алама в какой-либо другой город на английской территории, лишь бы получить мир. Не понимая, что падение власти Холькара неминуемо, он готов был купить мир любой ценой. Такая политика возбуждала недоверие и тревогу у чиновников, воспитанных Уэлзли, и лорд Лейк протестовал против прекращения поддержки тех раджпутских князей, которые во время прошлой войны сотрудничали с англичанами в надежде на избавление от власти маратхов. Но Корнуоллису не довелось осуществить свой план, он умер через три месяца после прибытия в Индию.

Джордж Барлоу (1805 – 1807 гг.). После внезапной смерти Корнуоллиса его место временно занял Джордж Барлоу, старший член совета, опытный чиновник, но человек с узким политическим кругозором и притом не располагавший к себе своим поведением. Он решил любой ценой выполнить инструкции администрации компании и проявил излишнее рвение в проведении политики, провозглашенной его предшественником.

По новому договору с Синдхией (ноябрь 1805 г.) были изменены некоторые условия договора в Сурджи Анджангаоне, расторгнут оборонительный союз, определена граница между владениями компании и Синдхии по реке Чамбал и гарантировано невмешательство англичан в дела Раджпутаны. После этого последовало заключение мира с Холькаром (январь 1806 г.). Лорд Лейк вынудил Холькара бежать в Пенджаб, где он тщетно просил помощи у Ранджит Синга. Вместо того чтобы использовать безвыходное положение Холькара, Барлоу заключил с ним мир, вернул его земли и предоставил ему свободу действий в Раджпутане. Грант Дафф указывает, что договоры с Синдхией, Холькаром и Бхонсле были «просто средством для установления между ними согласия. Маратхские князья пользовались полной свободой в сношениях друг с другом, контроль осуществлялся только за их отношениями с союзниками англичан». Он продолжает: «Fie было недостатка в благовидных аргументах в подтверждение того, что политика умиротворения в целом – шаг мудрый и правильный. Дальнейшие завоевания маратхов были, по крайней мере, приостановлены; у каждого из вождей оставались значительные территории, хорошо уравновешивающие друг друга, и предполагалось, что их междоусобные войны, возможность грабить соседей и страх потерять то, что они имели, будут удерживать их от враждебных действий против англичан».

Договор, заключенный Уэлзли с Джайпуром в 1803 году, был расторгнут под тем предлогом, что раджа не выполнял его условия.

Лорд Минто (1807 – 1813 гг.). Лорд Минто, президент Контрольного совета, прибыл в Индию в 1807 году в качестве генерал-губернатора. Он был одним из руководителей парламентского следствия по делу Уоррена Гастингса и Элайджа Импи, поэтому он мог претендовать на некоторое знакомство с индийскими делами. Его обязали проводить политику невмешательства, и во время своего правления он добросовестно "пытался отказаться от политики завоеваний, которую проводил Уэлзли. Однако становилось все труднее игнорировать политические обязательства, которые вытекали из отношений между компанией и индийскими государствами, установленных еще во времена Уоррена Гастингса. Как отмечает Малколм, один из самых проницательных политических деятелей того времени, «наиболее важный результат правления лорда Минто заключался в том, что администрации компании в Лондоне стала ясна полная несостоятельность политики нейтралитета, которую она стремилась проводить».

Маратхские дела. Бурная деятельность Джасванта Рао Холькара трагически оборвалась вскоре после заключения договора 1806 года. В 1808 году он сошел с ума, и через три года умер. Амир-хан, беспокойный патанский вождь, который командовал большой армией, состоявшей главным образом из пиндари, стал фактически правителем владений Холькара, хотя номинально во главе княжества стоял регентский совет, который действовал от имени Мальхара Рао Холькара, младшего сына Джасванта Рао. Действуя силой и обманом, Амир-хан получил от раджпутских князей большую сумму денег и поставил Бхопал под свой контроль. Верность лорда Минто политике невмешательства облегчала Амир-хану проведение агрессивной политики. Однако к захвату Амир-ханом Берара (1809 г.) генерал-губернатор не мог оставаться безразличным. Понимая, что смуты в Бераре могут угрожать безопасности владений низама, он послал войска на помощь Бхонсле против патанского вождя.

После окончания войны с англичанами Даулат Рао Синдхия продолжал тревожить князей Раджпутаныи мелких вождей Мальвы. Его ставка расположилась в Гвалиоре. «С этого времени, – пишет Грант Дафф, – так называемый лагерь Синдхии стал большим городом». На содержание армии Синдхии требовались значительно большие средства, чем те, которыми он располагал, и он последовал примеру Холькара, посылая свои войска на содержание в районы, номинально находившиеся под его властью.

После того как по Бассейнскому договору власть пешвы Баджи Рао II была восстановлена, он своим беспощадным деспотизмом вызвал недовольство своих подданных, особенно некоторых могущественных и влиятельных вождей. Маунтстюарт Элфинстон, который прибыл в Пуну в качестве резидента в 1811 году, добился улучшения взаимоотношений между пешвой и маратхскими джагирдарами. Благодаря дипломатии Элфинстона правители Колхапура и Савантвари стали фактически независимыми от пешвы.

Французская угроза. Период правления лорда Минто совпал с наполеоновскими войнами, и угроза франко-русского вторжения в Индию через Персию и Афганистан волновала в то время умы английских государственных деятелей и чиновников. Теперь мы можем более трезво оценить планы Наполеона в отношении Индии, но «в те дни, когда древние монархии Европы падали подобно сбитым кеглям, всем казалось, что нет границ силе и претензиям Наполеона». Вражда между Россией и Персией, неустойчивые отношения между Францией и Россией, анархия и беспорядки в Афганистане, бездорожье – все эти факторы не были учтены англичанами, перепуганными за судьбу своих владений в Индии.

В 1799 году лорд Уэлзли послал Джона Малколма в Персию, и в следующем году был заключен договор с шахом. В 1808 году лорд Минто снова послал Малколма в Персию; в то же самое время в Тегеран был отправлен английским правительством другой посланец – Хэрфорд Джонс. Он заключил с шахом договор, который должен был быть одобрен генерал-губернатором. Шах обещал отослать посла Наполеона и противодействовать продвижению через Персию в Индию франко-русской армии. Во время пребывания в Персии Малколм собрал материалы для своей известной работы «История Персии».

В 1808 году Маунтстюарт Элфинстон был послан в Кабул, чтобы помешать французским интригам в этой стране. До приезда в Афганистан он встретился в Пешаваре с Шах Шуджой, который дал ему ряд неопределенных заверений. Вскоре вслед за этим Шах Шуджа в результате внутренних волнений был свергнут и бежал в Индию. Таким образом, миссия Элфинстона в Кабул оказалась бесплодной политической авантюрой. Однако Элфинстон, так же как Малколм, интересовался историей литературы. Собранные им сведения об Афганистане вошли в его «Описание королевства Кабул», которое представляет серьезный труд по истории, географии страны, нравам и обычаям афганцев.

Стремясь установить дружественные отношения с Персией и Афганистаном, лорд Минто не забывал о важном пограничном государстве Синд и о сикхском государстве в Пенджабе. Синд управлялся несколькими мусульманскими эмирами, которые были фактически независимыми, хотя формально их сюзереном считался эмир Кабула. По договору, заключенному с ними, они были обязаны не пускать французов на свою территорию. Вопрос об отношениях лорда Минто с Ранджит Сингом будет изложен ниже.

Разрыв между Францией и Россией (1810 г.) рассеял тот кошмар франко-русского вторжения в Индию, который преследовал англичан. Постепенно англичане перешли в наступление против французов на Востоке. Когда Португалия попала под власть Франции, англичане оккупировали Гоа. Острова Бурбон и Маврикии были захвачены в 1810 году с помощью экспедиции, посланной из Индии, в том же году были захвачены Амбойна и Острова Пряностей. В 1811 году был захвачен остров Ява; Минто принял участие в этой экспедиции. В 1815 году Бурбон был возвращен французам, а Ява – голландцам.